Уехать в заброшенную деревню

Уехать в заброшенную деревню

Ни религии, ни идеологии — только собственные представления о жизни, идущие вразрез с «пластмассовым» миром. Сергей и Яна всегда хотели жить за городом, вдали от шумных соседей, информационного мусора и вечного страха нарушить чье-то пространство. Однажды все же решились. Сошлись в цене с мужчиной из-под Ракова, отдали залог, а после надолго потеряли его из виду, пока снова не наткнулись на объявление о продаже этой же постройки, но уже в пять раз дороже. Попрощались с потраченными впустую деньгами и продолжили поиски.

А потом приехали сюда, в деревню Валевка под Новогрудком. Колесо старой легковушки завязло в грязи посреди леса да так и не отпустило.

— Был сильный дождь. Над полем стояло марево, дороги были размыты. Мы проехали пару сотен метров и забуксовали. Уставшие и намокшие, мы добрались до хутора, где познакомились с Владимиром. Он вытянул нашу машину и рассказал об этих местах. Через полторы недели мы уже оформляли документы и готовились к переезду, — ребята везут нас к тому самому Владимиру и рассказывают о своей авантюре.

Почем тут дома и что это за место такое?

Посреди старого грабового леса стоит всего несколько домов: один «богатый», два интересных и пара-тройка разбитых. Один из них принадлежит Владимиру — мужчине, который живет здесь уже почти 20 лет.

В 1999-м он помогал старому другу перевезти вещи в соседнюю деревню. Покатался по окрестностям, что-то зацепило — так и остался. Снял комнату у местной бабушки, купил участок и сразу начал строить дом.

Денег на строительство у мужчины не имелось, пришлось выкручиваться и строить из того, что было: дерева, глины и опилок. Говорит, почти за 20 лет — никаких дефектов: печка все так же топит, стены держат тепло, даже фундамент не просел.

В небольшом двухэтажном домике есть просторная кухня с гостиной, спальня и большой подвал. Часть дома отведена под оранжерею, но руки до нее пока не дошли.

— Почему переехал? Да потому, что человек я свободный. Сперва хотел на Кавказ уехать, в самые далекие горы, но потом влюбился в эти места. Раньше я офицером служил, потом в Минске бизнесом занимался: покупал старые квартиры, делал там ремонт и перепродавал. Зарабатывать можно и здесь, хотя не все умеют.

Если у человека нет страсти к самостоятельной жизни, какой-то внутренней свободы, то жизнь на природе не для него. Раб всегда будет рабом. Он всегда боится потерять стабильность и не может уяснить, что стабильности нет, что ее не существует.

Несколько лет назад Владимир хотел продать дом и построиться по соседству, но желаемой цены ему не предложили: давали всего $25 тыс., а на новую постройку нужно было не меньше $33 тыс. Решил не продавать.

Дом Сергея и Яны находится неподалеку. Ребята купили его всего за $5,5 тыс. Здесь они примерно полгода, а до этого жили обычной городской жизнью: Яна работала педагогом-психологом, Сергей промышлял свадебной съемкой. У них были собственная квартира в Могилеве, шумные соседи и стандартный набор проблем современного человека, которые обременяли их больше, чем остальных.

Читайте также:  Уход за колеусом зимой

— Сперва искали что-то под Минском, но ничего достойного не нашли. Заселяться в обычную деревню нам не хотелось: какой смысл ехать на природу, если соседи там будут так же бухать и лить химикаты в огород, у которого стоит твой колодец? Мы посмотрели все родовые поселения страны, но и они нас не привлекали: вроде живут там люди, водят свои хороводы, все у них хорошо — но не наше. Решили ехать на хутор и тянуть за собой людей. Мы даже были готовы купить дом без электричества, туалета, душа и строить все это своими руками, но потом подвернулся этот вариант, — рассказывает пара.

Дом ребята купили, практически не раздумывая: решили использовать его в качестве пилотного проекта, который покажет, чего им хочется на самом деле. Внутри он привлекателен ровно настолько, насколько невзрачен снаружи: авторская мебель, деревянные полы и стеклопакеты, теплая печь, у которой греются два кота сфинкса, необходимая техника, интернет. На внутреннюю отделку у ребят ушло ровно 0 рублей: покупать не пришлось вообще ничего.

Градусник на окне показывает 33 градуса тепла: за счет небольшой площади обогревать помещение проще простого.

Этот дом — временная мера. В будущем семья планирует построить купольный на холме, посреди леса. Уже и размеры посчитали: 10 метров в диаметре, площадь — 120 «квадратов».

— У купольных домов энергоэффективность выше, полезная площадь больше, а расход стройматериалов меньше. Пока присматриваемся, думаем, считаем. Вряд ли будем строить в ближайшее время, пока хочется сделать небольшую пристройку и наладить быт здесь, чтобы видеть все «косяки» и понимать, чего мы хотим на самом деле, — рассказывает Яна.

Зарплата «по пятьсот», стол за $60 тыс. и стопроцентная занятость населения

Сегодня на хуторе нет безработных: все три жителя работают и зарабатывают. А все потому, что Сергей и Яна подумали о переезде заранее и подошли к делу грамотно. Прежде чем купить билет в один конец, они кардинально сменили род деятельности и занялись веб-дизайном, чтобы получить возможность работать удаленно. Пошли на курсы, получили сертификаты, немного попрактиковались и начали нарабатывать клиентскую базу. Периодически ребятам приходится мотаться в Могилев и закрывать рабочие вопросы, но основную часть прибыли приносит именно удаленная работа.

— Когда Яна трудилась в школе, она зарабатывала ровно на бензин до работы и обратно, больше ни на что не хватало, — делает превью к рассказу жены Сергей.

— Так я проработала всего несколько месяцев: надо слишком сильно любить дело, чтобы работать бесплатно. Потом ушла в продажи. Сперва платили где-то $250, потом и вовсе скатились до $150. Зато в первый же месяц на удаленке я заработала $450, потом еще чуть больше. В общем, среднюю зарплату, живя в деревне, иметь можно, — рассуждает девушка.

— Да $500 можно иметь, сидя на пятой точке!

— Сейчас интернет-специальности позволяют работать где угодно. У нас есть друзья, которые всю жизнь работали по дереву, одной техники тысяч на семь долларов накупили, но зарабатывают они на Instagram. Просто завели блог — и все. Так что я считаю, что жить и работать в деревне может любой, кто готов хоть чуть-чуть подумать и найти себе применение.

В первые три года, пока новоселы будут строиться и обживаться, ни рубля в качестве возврата долга или процентов по нему они платить не должны.

Читайте также:  Улетают утки в теплые края жирная

Однако и потом могут уменьшить выплаты, попросту родив ребенка. После появления первого малыша от кредита отнимут миллион, второго — еще столько же, а с появлением третьего — и вовсе простят долг.

Зачем властям потребовалась такая программа? Все просто. Так решили возрождать села, которые "имеют историко-культурное значение для региона". Именно такая формулировка указана в постановлении губернатора области, утверждающем новый проект. Согласно документу, средства будет выделять Белгородский областной фонд поддержки индивидуального жилищного строительства. Получить их смогут молодые белгородцы, которые живут на территории области не менее года, имеют профессию и постоянный доход, а также не участвовавшие в процедуре банкротства.

Инициатива о льготном кредитовании для сельских застройщиков возникла неслучайно. Все началось с посещения села Ватутино региональными чиновниками. Малая родина Героя Советского Союза, генерала армии Николая Ватутина, к слову, до 1958 года носившая название Чепухино и переименованная в честь полководца, сегодня представляет собой пару улиц с 27 жилыми домами да мемориальный дом-музей. Большинство ватутинцев — уже пенсионеры, которые как раз и беспокоятся о вымирании села. Говорят, если бы здесь появилась хоть какая-то инфраструктура, хотя бы небольшая гостиница для туристов, которые с удовольствием приезжают не только посмотреть на небольшую "хатку", в которой родился генерал армии Ватутин, но и полюбоваться меловыми горами, живописными берегами речушки да и просто подышать свежим воздухом, село бы ожило. Однако гостиницу надо строить, туристов — привечать, а делать это некому. Сначала нужны люди. Вот поэтому власти и сформировали такое "пакетное предложение" для новых застройщиков. Если в Ватутино система сработает, то опыт можно распространить и на другие села.

Инициатива вызвала противоречивые отзывы. Скептики назвали предложение заманчивым, но лишенным всякого смысла. Кто поедет в живописную глушь? Как через три года отдавать три миллиона, если дети не родятся — работы-то нет. Однако в районной администрации неожиданно получили шквал звонков: "А как можно поучаствовать в программе?"

Сергей Коюшев подал документы одним из первых.

— Вот вы спрашиваете, зачем это мне? — усмехается он. — Да просто хочется жить! Понимаете? Жить! Сейчас мы с женой и ребенком в родительском доме в селе неподалеку от Ватутино теснимся. Конечно, неплохо, но нам, молодым, хочется свое жилье. Я слесарю, супруга — в местном магазине продавец. Но мы с удовольствием бы переехали, построились, с работой — разберемся. Вот тут стали говорить — мол, нет там ничего. Я не знаю, что людям надо: электричество, вода, дорога — есть. Связь, конечно, плохая, ну так нам уже пообещали вышки поставить. Супермаркетов нет! Ох, тоже мне беда!

Читайте также:  Надо ли прищипывать фикус

У семьи Котовых ситуация похожая, а объявленную в области программу для кредитования застройщиков на селе супруги и вовсе посчитали ответом на их мечты.

В правительстве области решили, что первые дома начнут строить уже в нынешнем году: средства выделят, скорее всего, из резервного фонда, и пока количество кредитов, которые уже окрестили "суперльготными", ограничат 10-15-ю. Но если увидят потребность — программу могут "развернуть" до необходимых масштабов.

Можно ли быть абсолютно счастливым, живя в заброшенном доме посреди разваленного села?

На этот вопрос ответит вам 32-х летний Сергей Юцык.

Он живёт в белорусской глубинке, работает сторожем и мечтает открыть приют для животных. И да, он счастлив!

Среди оставшихся жителей полузаброшенной деревни – в основном старики, маргиналы, цыгане, ну и сам Сергей – длинноволосый, зататуированный вегетарианец. Большинство домов заколочены или развалены, здесь нет даже магазина – иногда лишь приезжает автолавка с самым необходимым: соль, хлеб, спички.

Как всё начиналось…

32 года назад Сергей родился в этом селе. Когда ему исполнилось шесть лет, переехал вместе с родителями в Еремичи – посёлок недалеко от Стрии.

Когда вырос, родители настояли на том, чтобы Сергей в поисках лучшей жизни переехал в Брест на учёбу в торговом колледже. Учился, работал на стройках и временных шабашках, женился, пожили год, развёлся… Мужчина понимал, что такая жизнь радости ему не приносила.

В один момент он понял, что пора менять что-то. Взял свою собаку Герду (метис овчарки) и отправился в отчий дом, прочь от городской суеты.

Чем всё закончилось…

Теперь Сергей живёт так, как всегда мечтал: работает охранником, получая минималку, пашет на собственном огороде, консервирует запасы на зиму и содержит четырёх собак и кота.

Главная его задача – подбирать выброшенных животных, выхаживать их и отдавать в добрые руки. Пока у Сергея это получается на отлично!

Что будет дальше…

А дальше Сергей намерен воплотить в жизнь самую заветную свою мечту – открыть приют для животных.

У него уже есть план построек для приюта, который Сергей начертил сам.

«А чем они отличаются – свинья и собака? Почему собака для нас друг, а свинья – мясо?» – спрашивает Сергей.

Его цель – не просто собирать всех этих животных, а забрать, подлечить и устроить в хорошие руки.

И хоть проект финансово довольно затратный, сейчас Сергей пытается найти спонсорскую помощь по всей Беларуси. И он верит – это сработает.

«Мне даже не хочется задумываться: а вдруг не прокатит. Прокатит. Я просто уверен, что всё получится. Если денег не дадут, начну строить сам!»

Хочется пожелать этому человеку удачи! Такие, как он, двигают мир!

Пусть его благие намерения будут оценены по достоинству!

Ссылка на основную публикацию
У орхидеи отцвели цветы и сохнет ветка
В магазине обычно приобретают цветок во всей красе. Но отцвела орхидея, что делать со стрелкой, этот вопрос задают начинающие цветоводы....
Трава розмарина в аптеке
Ручной сбор (Респ. Адыгея, Краснодарский край) Ароматная травка под поэтичным названием розмарин (морская роса) в средние века почиталась в Европе...
Трава с длинными узкими листьями
многолетняя болотная трава с упругими длинными и узкими листьями • водолюбивое растение, настой его корней поможет решить многие проблемы с...
У папоротников образуются корни
Папоротники — наиболее древняя группа высших растений. Встречаются в различных экологических условиях. В умеренных зонах это травянистые растения, наиболее распространены...
Adblock detector